(1994) Недостоверные данные о счастье

  1. Ох, было дело в мае…
  2. Старость
  3. Человек — забавная скотина
  4. Счастье
  5. Герой рабочего класса
  6. Маленький дракон
  7. Сан-Лоренцо
  8. Черный ворон
  9. Увольнение на берег
  10. Неповторимая весна
  11. Завтра была война
  12. Законы военного времени

Ох, было дело в мае…

В бутылке булькал напиток,
Смеялся беспечный мир,
Я бросил печаль как серебряный слиток
В серый речной пунктир...

Ох, было дело в мае,
Я ехал на речном трамвае...

Здесь народ развлекается лишь для того,
Чтобы время замедлило бег,
И трамвай был заполнен отборным зверьем,
Как будто бы Ноев ковчег,

И их морды, златые феньки,
И в глазах затаенная лесть,
Но да здравствует жизнь на высокой ступеньке,
Куда никому не залезть!

Ох, было дело в мае,
Я ехал на речном трамвае...

В сердце моем закричала неволя
Как потревоженный зверь
И любовь, подогретая алкоголем, прошептала
"А что же теперь?"

На что тебе, парень, надеятся,
И что с тобой будет, брат,
Когда уровень напитка в твоей фляге изменится,
И отбросит тебя назад!

Ох, было дело в мае,
Я ехал на речном трамвае...

А в розовом небе воинственный сокол
Раскинул свои крыла,
Но не надо смотреть на меня из окон,
Я знаю причину зла,

Причину волчьего лая
И всех несбывшихся снов,
Эта причина — крушение речного трамвая
По имени Вечный Зов!

Ох, было дело в мае,
Я ехал на речном трамвае... к тебе!

Старость

К девяноста годам я растерял всех соратников и друзей
И квартиру любимой девчонки переделали в дом-музей
И пусть неплохая пенсия согревает мой кошелек
Но она не спасает от времени сердца гаснущий уголек

Ведь теперь — старость
Теперь — старость!

Все ребята, с которыми я привык пить, нашли свой последний приют
И теперь и ко мне тоже хочет приплыть смерти холодный спрут
Смерть — ты фашистская гадина, но сражаться с тобою нет сил
А когда-то я так презирал тебя, что белый свет был не мил

А теперь — старость
Теперь — старость!

А иногда мне, придурку, кажется, что я снова стал быстрым как рысь,
И мы вновь улетаем с тобою в запрещенную кем-то высь,
Но я один как правитель Рима, пропивший свой Колизей,
К девяноста годам я растерял всех соратников и друзей!

И теперь наступила старость.
Теперь наступила старость.
Старость.
Старость.

Человек — забавная скотина

Юная модница шла по асфальту,
Как по цветущей степи,
Звонко смеялась, вела леопарда
На разноцветной цепи

В блеске ее позолоченной брошки
Контур неслыханных лет,
И не знакомый с понятием "роскошь"
Я грустно смотрел ей вслед

Ведь я молодой еще, в сущности, парень,
Но мне кружит голову боль,
Так как на фоне рабочих окраин
Моя жизнь — форменный ноль!

Несовпаденье с голодным народом,
Сердце звенит как струна,
Но я поздравляю тебя с Новым Годом,
Моя вековая страна!

Где человек — забавная скотина!
Человек — забавная скотина!

Люди беспечно гуляют в обнимку,
Точно коровьи стада,
А я распадаюсь на псевдо-снежинки
И красные кубики льда

А с фотографии в старом альбоме
Смеешься мертвая ты,
Ведь над планетой с продавленной волей
Раскрыты чужие зонты!

И человек — забавная скотина!
Человек — забавная скотина!

Ночью коты стерегут как жандармы,
Мне подавая пример,
Красный квадрат мирового плацдарма,
Наречённого СССР...

И им тоже подмигивают с небосвода
Звезды, девчонки и сны,
Но они не боятся, поскольку знают,
Что от любви не умирают!

Ведь человек — забавная скотина!
Человек — весьма забавная скотина!

Счастье

Жизнь веселая и трагичная
Как направленный в морду ствол
Растворилась в крови "Столичная",
Прямо здесь будет наш престол.

Да только небо такое синее
Так что хочется сжать кулак
Не грусти мой друг, ведь эти линии
Через месяц уйдут во мрак.

Закольцованная роща на враждебной стороне
Счастье нужно всем на свете, а не нужно только мне
Счастье принесет планете свет на долгие года
Нам с тобой не нужно счастье никогда!

Разпрямляются вдоль обочины
Крылья втоптанных в грязь стрекоз
Удалют все червоточины 
Ненасильственный симбиоз.

Да только что мне эти стрекозочки
Если я — молодой бандит?
Зверь сточил свои когти-розочки
Об незримый земной гранит.

Закольцованная роща на враждебной стороне
Счастье нужно всем на свете, а не нужно только мне
Счастье принесет планете свет на долгие года
Нам с тобой не нужно счастье никогда!
     
И не знал ни огня ни боли я
И не верил не в жизнь не в лед,
Серой ленточкой меланхолии
Подпоясался — и вперед!

Белой скатертью-самобранкою
Расстилаясь по целине,
Мы останемся черной рамкою
На усталой земной броне.

Закольцованная роща в самом сердце черной тьмы
Счастье нужно всем на свете, а против счастья — только мы
Счастье принесет планете свет на долгие года
Нам с тобой не нужно счастье никогда!

Нам с тобой не нужно счастье никогда!

Герой рабочего класса

Четвертый час сидим в квартире сто четыре,
Стрельба по прожитым денькам как будто в тире,
В карманах бешеным зверьем звенят монетки
И в поле зрения моем лишь край запретки

И собутыльники мои волки-койоты
Напоминают мне солдат фашистской роты,
И их бессмысленный базар своим каноном
Похож на Суздаль с колокольным перезвоном,
А мне бы, мне бы убежать от этих басен,
Чтоб никогда не забывать, что мир прекрасен

Плевать, что день чернее тьмы и утро хмуро,
Я абсолютно нестабильная структура,
Мне скоро будет хорошо как Бонапарту,
Я буду пить и отмечать восьмое марта

А завтра смерть меня догонит быстрым бегом,
И будет выжженная степь под белым снегом,
Я в этом мире не жилец, налей мне кружку,
Огонь растерянности сжег мою подружку

Таков наш век, свирепый зверь, смотрел из окон,
Она, наверное, теперь не одинока,
Она серебряной пчелой летит над лесом
И подчинятся гуманным интересам

Но впрочем, некому летать, ты мне приснилась,
Цивилизация куда-то закатилась,
Она ослепла от послевоенных сводок,
Ее б найти и отнести в бюро находок,
Ее бы просто подарить, отдать кому-то,
Ведь жить осталось, может быть, одну минуту!

В непроницаемых глазницах государства
Лишь технология направленного блядства...

Но всё равно рабочий класс избрал меня своим героем!
Но всё равно рабочий скот избрал меня своим героем!
Всё равно...

Маленький дракон

Всё перегорожено
Прерванною линией
Недоговорённости возведённой в ранг

Чтобы затуманилось
Это небо синее
Глаз твоих испуганных приоткрытый план

В зверском муравейнике
Не осталось жителей
А у меня за пазухой спрятан миллион

Я иду по улице
Мимо потребителей
Словно огнедышащий маленький дракон

А кругом куда ни глянь
Всё дома стеклянные
И в них народ откормленный, сытый, подлый злой

Бизнесом согретые
Звери окаянные
И только водка русская снимет верхний слой

С тёмно-золотистого
Бархатного зарева
Что взовьётся песнею словно василиск

И кому в кошмаре мы
Вновь не оказались бы
Наших дней сплетение — это обелиск

В жизни всё обманчиво
Слишком переменчиво
Но скоро всё уладится, только крикни "Стой!"

Ведь нынче гражданам протянута 
Тонкая соломинка
Недоприручённости чёрной пустотой

И по той соломинке
Мы с тобой ринемся
Словно бы по скатерти свёрнутой в кольцо

Наша равномерная
Радужная ритмика
Станет людям матерью, братом и отцом

А пока что...

В зверском муравейнике
Не осталось жителей
И смерть глядит значительно изо всех окон

Я иду по улице 
Поступью стремительной
Словно охуительный маленький дракон

Маленький дракон!

Сан-Лоренцо

Вагоном электрички разрезана реальность,
В окошке веселятся огороды,
В число моих привычек не входит атональность,
Созвучная лишь смене времен года

Дорогу негодяя жестоко обозначил
Любви непроходимый частокол,
А ты стреляй своею роскошной модной дачей
В российский коронованный престол!

Не надо брать примера с беспомощных младенцев,
Они солдатской службы испугались!
Я в армию уйду, ты свалишь в Сан-Лоренцо!
Я рад, что мы с тобою повстречались!

Иду тропой кленовой, она свободна словно
Воздушный коридор над эстакадой,
Меня не остановит твой разговор любовный
Своей претенциозной баррикадой!

Я был восточным бризом, я ждал своей субботы,
Как будто дикий камышовый кот!
Но вот весенний призыв — и я в составе роты
На пару лет избавлен от хлопот!

Не надо брать примера с продажных иждивенцев,
Они солдатской службы испугались!
Я в армию уйду, ты свалишь в Сан-Лоренцо!
Как жаль, что мы с тобою повстречались!
Я в институт уйду, а ты в свою путягу!
Как жаль, что мы с тобою повстречались!

Как жаль!

Черный ворон

После слова "до свиданья" — запятая,
Слово "ненависть" заключено в кавычки,
Я, наверно, позабуду, улетая,
Сколько стоили при Горбачеве спички

Такова цена оплаченного рая
И подхода к воровству, как будто к спорту
Улетаю, раздаюсь и покидаю
Человечества крысиную коморку

Мимо Африки размеренно верблюжьей,
Мимо Азии умильно косоглазой,
Мимо складов, где бандиты и оружье,
Мимо родины, где тюрьмы да лабазы

Здесь повсюду расцветают хороводы,
Но всегда как можно ближе к магазинам,
Злые статуи отравленной свободы
К нам спешат на огонек неровным клином

Слева выстрелы отчаянной базуки,
Справа город вытесняется деревней,
Где-то люди пресмыкаются как суки,
А где-то зверь проснулся сказочный и древний

Это прерванная кем-то кинолента,
Обернувшаяся ящиком Пандоры
Я обычный паренек интеллигентный,
Да только в сердце поселился черный ворон

Это прерванная кем-то кинолента,
Обернувшаяся ящиком Пандоры
Я обычный паренек интеллигентный
Да только в сердце поселился черный ворон
Черный ворон
Черный ворон
Черный ворон

Увольнение на берег

Увольнение на берег, красный клен, белый бант,
Если кто-то поверит, я продам свой талант,
И фабричные трубы, и славянскую вязь,
Чтоб не скалила зубы толстобрюхая мразь!

Чтоб хоть как-то согреться надо жить — так живи,
Чтоб разбитое сердце не искало любви,
И говорило: "Путеводная нить потеряна
Окончательно, окончательно,
Но все равно надо быть уверенным
В том, что будет здесь все замечательно,
Пока не закончился день увольнения на берег!"

Были взрывы-воронки и полоски теней,
И родная сторонка стала чем-то родней,
Если жить, напиваясь, жизнь летит под откос,
И матрос шел, шатаясь, словно кот-альбинос!

Удивленный огнями непокорной судьбы,
Он вдыхал разноцветный дым фабричной трубы
И напевал: "Путеводная нить потеряна
Окончательно, окончательно,
Но все равно надо быть уверенным
В том, что будет здесь все замечательно,
Пока не закончился день увольнения на берег!"

Дело было под вечер, и белесый туман,
Притворясь увечным, клал матроса в карман,
После пьянки-гулянки возвращался матрос,
А добравшись до дома, он как будто подрос!

А кругом к нашей жизни угасал интерес,
И Христос недобитый скалил зубы с небес
И хохотал: "Путеводная нить потеряна
Окончательно, окончательно,
Но все равно надо быть уверенным
В том, что будет здесь все замечательно,
Пока не закончился день увольнения на берег!"

Пока не окончился день увольнения на берег.

Неповторимая весна

На мордах улиц — тишина,
Моя реальность — ты одна
Но для тебя мои вопросы не слышны
Не важно, что там впереди
Здесь каждый прячет на груди
Свой тайный шанс пожировать за счет страны

От кратковременных девиц
Я слышал сотни небылиц
Про злую ласточку весеннего тепла

Скрипят по снегу сапоги
Мои ровесники-враги
И каждый день как технотронная струна

Меня вчера назвали пьяницей и вором
Я вышел из дому растерянный и злой
Весна рождалась жизнерадостным узором
И умирала остывающей золой.
Неповторимая весна!
Неповторимая весна!

Был день, мы встретились тайком
А друг для друга маяком
А черный лес шуршал железною листвой

Но алкоголь дарил нам злость
И мы взошли на этот мост
И одомашнили свой Космос красотой

Кругом железный карантин
Змеится словно серпантин
Передавая всем свой дьявольский привет

Но каждый сутенер Земли
Мне отдавал свои рубли
И взявшись за руки мы видели рассвет

Железный занавес мешает нашей встрече
Железный занавес по имени Любовь
Неповторимая весна поймет, конечно
Что ей придется повторяться вновь и вновь!
Неповторимая весна!
Неповторимая весна!

Когда я стану стариком
Я буду ползать червяком
И позабуду тот аспект, что я солдат

Что жизнь моя — водоворот
Что бить жида — нормальный ход
И кто богаче, тот и станет виноват

Со всех сторон клубок огня
Россия, выбери меня
И будь как мудрая подруга мне верна

Сжигай своих бумажных змей
Я понял, что для всех милей
Одна единственная истина — стена!

Я вижу кровь на ускользающих причалах,
Я видел в небе обесцвеченных ворон
Любовь возможна на общественных началах,
При абсолютном равнодушии сторон.
Неповторимая бандитская весна!
Неповторимая бандитская весна!