(1995) Заснеженный дом

  1. Прогулка
  2. Станционный смотритель
  3. Часовой
  4. Бумажный змей
  5. Ни мира, ни войны
  6. Звон цепей
  7. Первоклассник
  8. Ненормированный рабочий день
  9. Звезде Полярной
  10. Moscow no problem
  11. Прилетай
  12. Городское отчаяние
  13. Москва-Кассиопея

Часовой

На небе звёздочная сыпь,
В болоте громко стонет выпь.
В ветвях куница разбирается с собой.

«Нельзя бояться» — говорил
Я сам себе, стоял курил.
Обыкновенный заурядный часовой.

Я сам отправился в наряд.
Уже который раз подряд -
Хотелось в отпуск, отпуск надо заслужить.

Мой старшина сказал мне: «Знай!
Уйдёшь домой на первамай.
Гулять с девчонками, напитки будешь пить.»

А в чаще незнакомый рёв
И трудно разглядеть врагов.
Но что за топот? Что за грохот? Почему?

Ведь зверь не может так шуметь,
Он не осмелится посметь,
Он вечный жид и соблюдает тишину.

Сверкнули ружья и ножи,
Принадлежащие чужим.
Земля стесняется чужого сапога.

На касках чёрные рога,
Так я узнал лицо врага,
Лицо махрового, матёрого врага.

Я не успел предупредить своих.
И как мне было быть?
Они все спали — набухавшаяся шваль.

Что делать, если я не гад?
Я вжался мордою в приклад,
Впечатав ненависть в печальную печаль.

Я стал стрелять чужих коней,
Я стал стрелять пустоты дней,
Змеиный ужас и вселенскую тоску.

Во всех кто младше и взрослей.
Воспоминания о ней
Перекрываем дорогу на Москву.

Когда я рухнул на траву,
Глотая пыль и синеву.
Проснулась армия похмельных соловьёв.

Врагу, спустившемуся с гор,
Был дан решительный отпор
И кровь смешалась в сотню бешеных ручьёв.

В Раю я был сначала зол,
Но Бог повёл меня за стол
И усадил, сказавши: «Выпей-ка вина.»

И вот я здесь гляжу с небес.
Я то ли есть, то ли не есть?
Смотрю на солнечную землю без меня.

Бумажный змей

Был поцанёнок, он учился в школе.
И ненавидел всё, что есть вокруг.
Он знал что люди любят жить в неволе
И им не дорог даже лучший друг.

И так он жил тихонько свирепея,
Считая мир казармой и тюрьмой.
Но как-то раз отправил в небо змея
С большим хвостом и чёрною каймой.

Бумажный змей несостоявшегося рода.
Сквозь равнодушные медовые нули
Бумажный змей расформированного взвода
Таких беспомощных детей сырой земли.

Бумажный змей, бумажный тигр, бумажный зверь!

Змей растворился в трогательном небе.
Над мировым пожаром средних школ.
А поцанёнок взял буханку хлеба,
Что б ей сыграть с ребятами в футбол.

Чужому горю алчно улыбнётся
Самовлюблённый, хитрый человек.
Бумажный змей ко мне когда-нибудь вернётся,
Но это будет XXV век.

Бумажный змей несостоявшегося рода.
Сквозь равнодушные медовые нули
Бумажный змей расформированного взвода
Таких беспомощных детей сырой земли.

Бумажный змей, бумажный тигр, бумажный зверь!

Ни мира, ни войны

В квартале невидимок любая радость — хлам
Здесь синий фотоснимок разорван попалам
Пол этим миром сонным, как стая спящих сов
Где в нитке телефонной запуталась любовь
Но это всё неважно безоблачной зимой
Где летишь направленной стрелой!

Туда, где не осталось ни солнца и ни тьмы
Ни счастья, ни печали, ни мира, ни войны
Пролей же кровь во имя пустоты!
Пролей же кровь во имя пустоты!

Отряд сугробов белых уснул на мостовой
Здесь рай для неумелых, готовых прямо в бой
Здесь бабы словно выдры, а мужики — как лес,
В котором кроме пьянства нет чудес!
Здесь ходят вдоль бульваров роскошные огни,
Поющие «Спаси и сохрани!»

Здесь больше не осталось ни солнца и ни тьмы
Ни счастья, ни печали, ни мира, ни войны
Пролей же кровь во имя пустоты!
Пролей же кровь во имя пустоты!

Свети холодным светом имперская луна!
Хрустальная карета оплаченная сполна
Наполнена бутылка напитком «Теплый сон»,
Ты снова окружен со всех сторон.
Стреляй же в эти морды, пришедшие извне,
Чтоб вражеские орды растаяли во тьме.
Стреляй как можно тише в трагедию из льда,
Пора скользить по крышам в никуда!

Здесь больше не осталось ни солнца и ни тьмы
Ни счастья, ни печали, ни мира, ни войны
Пролей же кровь во имя пустоты!
Закрой глаза во имя пустоты!
Сверни назад во имя пустоты!

Звон цепей

Звон цепей над нашими домами
Деткам собираться в первый класс,
Прошлое застряло в лифте между этажами
И билет единый втоптан в грязь

Я иду по проездным билетам
Как по мертвым душам ледников,
Смотрит голубое, замороченное лето
С цинковых коммерческих лотков

Звон цепей, рассвет нам только снится
Голуби летят за океан,
Бешеную птицу часто манит за границу,
Где деньга сама идет в карман

Красный глаз котяры-светофора
Не мигая смотрит мне в окно
И куда не глянь — везде холодные просторы,
На которых всё запрещено

Звон цепей, одной надежды мало
Что бы понимать зачем живешь
Черная ладонь пятидесятого квартала
Гладит против шерсти молодежь

Молодежь резвится и смеется
Подчиняя волю ерунде
Я тебя ищу, найти тебя не удается
Где ты, где ты, где ты, где ты, где?
Где?!

Может завтра встретимся мы снова
В булочной, где продают хлеба,
Скромная звезда кинематографа немого
В фильме под названием «Судьба»

Мы посмотрим круглыми глазами
На пенсионеров и ворон
Звон цепей над нами и над нашими домами
Или это колокольный звон!

Или это с неба апельсины
Падают на землю, говоря:
«Не печалься, милая, народ накопит силы
И назначит нового царя.»

Счастью не знакомо чувство меры
В мире загородок и оград
Мы успели к самому началу новой эры,
А цепи всё звенят, звенят, звенят.

Мы успели к самому началу новой эры,
А цепи всё звенят, звенят, звенят.

Первоклассник

Город шкурников и жирных подлиз
Зажигает голубых огни.
Город хитрый, словно киндер-сюрприз
С разъярёнными зверями внутри.

Наше детство — это жирный хомяк,
Пожирающий нашу совесть и честь.
И по этому для нас отходняк
Всё что было, всё что будет и есть.

Горькая рябина радости и злости,
Солнышко не вечной мерзлоты.
Что я говорю, придя к буржуям в гости?
«Здравствуйте, спесивые скоты!»

Я всего лишь первоклассник, да-да-да.

Школьный двор шипит, как жаренный гусь.
Я сжимаю свой кулак от того,
Что, наверно, никогда не дождусь
Выпускного вечера своего.

Но при виде расфуфыренных баб,
Я смеюсь над ними злобно урча.
Ну а ежели, кто беден и слаб -
Отломлю тому кусок калача.

Ягода-малина радости и злости.
Мне везёт, ведь всё вокруг моё.
И что я говорю, придя к буржуям в гости?
«Здравствуй, разодетое зверьё!»

Я всего лишь первоклассник, да-да-да.

Послезавтра ухмыльнусь словно бес
И продам своего родного отца.
Что бы вечно рос мой сказочный лес,
Что б каникулам не стало конца.

Ведь я напрасно ждал тебя до утра,
Разлюбезная судьба-корабель.
Ты — свинья, а я — удар топора
В предпоследнюю кремлёвскую ель.

Ягода-малина радости и злости.
Солнышко не вечной мерзлоты.
Что я говорю, придя к буржуям в гости?
«Здравствуйте, спесивые скоты!»

Я всего лишь первоклассник, да-да-да.

Ненормированный рабочий день

Я начал жить по-новому
И теперь хожу на работу.
Я часто считаю дни
И всё время сбиваюсь со счёта.

Я отвыкаю видеть
Дальше своего носа.
И всё время учусь притворяться
И жить под знаком вопроса.

Ненормированный рабочий день.

Я рад по приветсвтовать начальника смены
И отвесить ему поклон.
Но начальник смены для меня пустышка,
Украинский купон.

Начальник смены для меня поделка
Из природного материала.
И пусть он лучше наймёт вьетнамца,
Ведь вьетнамцу платят так мало.

А нас ещё в школе учли,
Что все мы белые люди.
И каждому нужен ежедневный подарок
На серебряном блюде.

А кому не выдали премию
С тем случается нервный срыв.
И я часто об этом думаю
В обеденный перерыв.

Ненормированный рабочий день.

А что же касается смысла,
То он растворён в суете.
Что же касается жизни,
То спокойнее жить в нищите.

И что же касается счастья,
То мы у него на хвосте.
И вот вам от сюда мораль -
Никогда не работайте.

Ненормированный рабочий день

Звезде Полярной

Черный вечер, синий снег, белая тропа
Интересно стало мне, где же моя судьба?
И пошел я напрямик, словно воробей
В знаменитый новый мир с надписью «Убей».

Лишь Звезде Полярной не быть популярной.
Лишь Звезде Полярной не быть популярной!

Я умело обходил мелкие стада
Встретил на пути в чье-то никуда
Девку наглую на вид с рыжею косой
«Я — Карьера», говорит, «И пойдем со мной.»

Лишь Звезде Полярной не быть популярной.
Лишь Звезде Полярной не быть популярной!

Молодой народ ревет и не хочет жить
Волей высохших берез Русь не накормить
Не услышать ее крик и мы летим скорей, зная
Замечательный старик ждет нас у дверей Рая!

Лишь Звезде Полярной не быть популярной.
Лишь Звезде Полярной не быть популярной!

Посмотри кругом себя, новый бюрократ,
Тайно строит в небесах черный Китеж-Град
Загоняет Землю-мать в проклятый туннель
Я хочу его взорвать, но теряю цель!

Багатею, становясь мудрым как змея,
Ведь сколько может стоить явь на весь остаток дня!
И лишь Звезде Полярной не быть популярной.
Лишь Звезде Полярной не быть популярной.

Moscow no problem

На сегодняшний день жить в Москве -
Означает скрыватьcя на дне
И всё время считать секунды,
Растворённые в красном вине.

Будет прятать Земля-коза
Прочь серебряные глаза.
Ну а ты — не верь, не лги
И считай, что вы с ней враги.

Moscow no problem.
С такими как мы у Москвы не будет проблем.

Добрый вечер, мордоворот!
Где твой личный водоворот?
Что б наткнуться в нём не дыша
На гестаповский след ножа.

На разлапистый рёв королей.
Оглянись, обернись вздохни.
В кружевах теплиц потайных,
Где коварство общительных.

Moscow no problem.
С такими как мы у Москвы не будет проблем.

Для приезжей в Москву Луны
Все движенья запрещены.
Скрытой в недрах Земли тайгой,
Где деньга говорит с деньгой.

Так что смело не прячь свой взгляд.
Люди будущего не спят,
Запивают бухло бухлом
И глядят в зеркала орлом.

Видишь пляшут по всей губернии
Бизнесмены, волки да ???.
Мчится конница вакханалий,
Но только надо ли это нам ли?

Moscow no problem.
С такими как мы у Москвы не будет проблем.

Прилетай

Снежный дым, снежный гимн, снежный крик без единого повода.
Снег поёт и поёт, отгоняя пугливый капкан.
На холодном ветру в каждом доме посмертные проводы.
Пьют налимку, смеются, рыдают и бьют в барабан.

А в Раю благодать, раздают отпуска по ранению.
Всем солдатам решили вернуть молодые года.
У Останкинской Башни печальнейшее настроение.
Её охота нажраться и тоже лететь в никуда.

Да и нам бы в отрыв, только нету житейского опыта.
Подскажи, как так жить, мудрый зверь, пожилой звездочёт.
Если б разом вернуть, всё что было за эти дни пропито,
Можно крылья купить или сверхскоростной вертолёт.

Витамины снегов с неба падают глупыми каплями.
В материнских руках замерзает встревоженный шмель.
Время всё на понтах, время машет игрушечной саблею.
В наркотическом сне, про поход за сто девять земель.

И не может так быть, что бы было здесь то, чего не было.
У тебя отбирают тебя и как можно скорей.
Инкубаторский нелюдь здесь жрёт из корыта у бедного,
А потом шкандыбает, съедая огни фонарей.

И не надо кормить пауков разноцветным вязанием,
И пускать незнакомцев к себе за зелёный порог.
Если б мне догадаться хотя бы о чём-то заранее,
Я бы был богатырский и жизнеустойчивый Бог.

Человека сравнить можно, разве что, с мелкою пешкою.
Он погибнет, подохнет, но так и не выйдет на край.
Я в московской груши прозябаю, как крыса норвержская.
Прилетай, прилетай, прилетай, прилетай,прилетай!
Прилетай!

Городское отчаяние

И со свитою слов я гуляю по улицам.
И с когортою жестов иду на таран.
Но не мной, а словами моими любуется
Ослепительно сумрачный город-тиран.

Я люблю его жаркой любовью маньяка,
Мне слышна ледяная его пустота.
Я пою ему песнь, замирая от страха.
Не забыв ни на миг холод тула-бурда.

Словно сказочный джин в тёмно-синей бутылке,
Я мечусь как шальной от двери до двери.
Не отпустят меня даже и по ошибке,
Не кричать мне безумствуя: «Ври, ври, ври, ври!»

Ах счастливые джины, их прочная пробка
Бережёт вас от холода ёбаных стен.
А меня согревает теперь только водка,
Да безумная пляска уродливых тел.

Я уйду на закате, и сумерки будут
Провожать меня воем фабричных сирен.
А на утро одни лишь стервятники клюнут
На приманку кровавую вспоротых вен.

И со свитою слов я гуляю по улицам.
И с когортою жестов иду на таран.
Но не мной, а словами моими любуется
Ослепительно сумрачный город-тиран.

Москва-Кассиопея

Сердцебиение стихает
По счету «три» на всей планете
Сегодня город отдыхает
Одни лишь мы за всё в ответе

А звезды, те что по соседству
Горят, как будто васильки
Ведь это вечное наследство
Мы по сравнению с ним — щенки

Москва-Кассиопея для простых ребят из нашего района!
Москва-Кассиопея для простых ребят из нашего района!

Ты пробухал свою водяру
Веселый, пьяный офицерик
А я купил себе котяру
Размером больше всех Америк

На нем гоняют, проникая
Сквозь материальные препоны
Мои друзья с задворков рая
Разбитых на микрорайоны!

Москва-Кассиопея для простых ребят из нашего района!
Москва-Кассиопея для простых ребят из нашего района!

Сердцебиение стихает
По счету «три» на всей планете
Сегодня город отдыхает
Одни лишь мы за всё в ответе

Огни загадочного Кремля
Сияют только для своих
А солнце ебнулось на землю
Что б стать частицей нас двоих.

Что б стать началом новой сферы
Взаимодействия с Москвой,
Тигровой шкурою химеры
Под прошлогоднею листвой.

Москва-Кассиопея для простых ребят из нашего района!
Москва-Кассиопея для простых ребят из нашего района!
Москва-Кассиопея для простых ребят.