(2002) Квартирник в Иваново

  1. Новый Моби Дик
  2. Слово за тобой!
  3. Ворволока
  4. Вечная мерзлота
  5. Астероид
  6. Заморозки
  7. Королевская Аналостанка
  8. Охота на овец (часть 1)
  9. Охота на овец (часть 2)
  10. Накипь смутного времени
  11. Девочка из гештальта
  12. Канзас

  13. Дрессированная нерпа
  14. Мама для мамонтёнка
  15. Слёзы чёрного тигра
  16. Вертится Земля
  17. Изида
  18. Корректировка реальности

Королевская Аналостанка

Март. Заплатили мало зарплаты
Воображаешь на сердце заплаты
Телефонируешь Ирке и Лиде
И понимаешь, что ты в Атлантиде
Аллегорично, в высоком штиле
Были у башен спилены шпили
Так что бычок «беломорканала»
Бросил в канаву, а там замерзала

Звезда обречённого панка - королевская аналостанка

Спилены шпили, а в сердце жалость
Видели б вы, как она дрожала
Ну и, конечно, зову на хату -
- Нет! - прямо глядя в глаза нахально - что ж
Если домой добралась, то согрелась
Щёлк easy listening, в халатик оделась
И, поедая галеты с кофе,
Мне телеграммы диктует в профиль:

Скучно живёшь - полюби перестрелку
Падаешь вниз - покупай себе «Гжелку»
Пить и стрелять это так чудесно,
Над фотоснимком хрустальной бездны

Там звезда обречённого панка - королевская аналостанка

Нам и не надо было встречаться
Утро настало бы, стали б прощаться
Иглы прощания, поиск замены
В молниях неба играют рентгены
Та же константа, когорта, свора
Разные мы - неизменен город
Я провожаю взглядом «тойоты»
За пять минут до начала цейтнота

Мне отвечают лагерной бранью
Зомби, летящие на закланье
Вместо тебя - только лица мрази
Завидующей эмпатической связи

Моей и звезды обречённого панка - королевской аналостанки

Годы прошли. Успокоились, хватит
Ручкой-корректором стёрта память
Лишь по утрам за чертой занавески
Те же иллюзии и арабески
Так сфотографируй, Господь, шпили башен,
Что уничтожены в стиле russian
И тот бычок «беломорканала»,
Что брошен в хрустальную бездну канавы

Для звезды обречённого панка - королевской аналостанки

Астероид

Больше ничего не стоит
Семицветный астероид.
Руки вспороты штыками
Наших собственных структур.

Расписание полёта:
Нота-льдинка-льдинка-нота.
Чёрный гриф и чёрный ворон
Хрипло крикнут: «Never mour!»

«Never mour», да я же знаю,
«Never mour» поют трамваи.
Уплываем в зазеркалье,
Где никто не одинок.

В даль уходит мостовая,
Нас с тобой предавая
Очертаниям печали
Да под хохот верлиок.

Пусть же клятву принимает мной зазжёная звезда.
Карандашик вынимает из смешного «никогда»
Карандашик из смешного «никогда»

Лампы светят в сотах окон,
Лампам тоже одиноко.
Режет ноченька на части
Солнца выжатый лимон.

Миллион лимонных долек
Не проснётся алкоголик.
Мы пробрались в скорый поезд
И это «третий эшелон»

Двадцать спирта, тридцать крови —
Дивный мир на честном слове.
Облетать уже не в нове
Лепесткам календаря.

И со сцены на балконе,
Светофоры в телефоне,
Как во сне звезда с звездою,
Ничего не говоря.

Пусть же клятву принимает мной зазжённая звезда.
Карандашик вынимает из смешного «никогда»
Карандашик из смешного «никогда»

Над риторикой метели
Развернулись параллели,
Если чиркнуть друг о друга —
Будет пламя жарких лиц.

Ярче пламя — ближе к смерти,
Мы уснём в последнем рейде.
Параллелям тоже снится
Вместо берега - прилив.

Вместо лета — белый иней,
Плеск русалок в речке Ине.
Все приливы хладнокровны
И доверчивы к Луне.

Где тут сердце?
Где тут спица?
Серебристая волчица
Третий эшелон примчится
От меня опять ко мне.

Там где девочка - фан танго,
Обращаясь к бумерангу,
Намекнёт: «Не возвращайся
И хоть этим успокой»

Вулканическую лаву
В Картельерах или Андах,
Где сокрыта Bellisanda,
Окаймлённая рекой.

Пусть же клятву принимает мной зазжёная звезда.
Карандашик вынимает из смешного «никогда»
Карандашик из смешного «никогда»

P.S.
Надо мной наклонилась земная ось
Сбыться могло бы, сбыться не может — сбылось!

Дрессированная нерпа

Тридцать два с половиной часа
Кебнекайсе летит к Бетельгейзе.
Девка кинула пацана,
Продала, как в романах Чейза.

Ретровирус попал ей в кровь
И он улетела в лето.
Набирай теперь тройку и ноль,
Осуждая её за это.

Чтоб на утро - зелёный свет,
Если утром проснёшься пьяным.
Дружелюбны хвосты комет,
Заповедны тропы к полянам.

Написать бы парочку книг,
Родить дочь, посадить секвойю,
Но придуман нам маленький мир,
Чтобы мы не стали собою.

Хоть бухай, а хоть взлети над Красной Пресней,
Дрессированная нерпа не воскреснет.

Да, любовь побеждает смерть —
Это повод повеселиться.
Без возможности уцелеть,
Без желания растворится.

И нам пела капелла нерп,
Компетентных в искусстве пения:
«Жили были Любовь и Смерть,
Остальное — без объяснения»

И воздушный наш поцелуй
Был как взлёт на воздушном шаре.
Но зверьё разграбит Клондайк
И менты объяви сафари.

Превратится в пушнину Грааль,
Только пепел в глазах - корона
Отклоняет диагональ
От созвездия Ориона.

Хоть три раза прогуляйся к Лотте Эйснер,
Дрессированная нерпа не воскреснет.

Черепахой сверх световой
Пролетали года и годы.
Уходили братки в запой,
В плане коннатотивного хода.

Относили в лабазы прайс.
И зачем той нерпе монета?
Что хотелось бы нам от вас?
— Улететь со скоростью света.

Умножать богатство страны,
Множить можно одни вопросы.
Почему нет такой цены,
Чтоб отдать за медвяные росы?

Что поделает брат Якут
Против сотни красных тачанок?
Где мои пятнадцать минут
С самой лучшей из однополчанок?

С каждым шагом дивный мир всё интересней,
И дрессированная нерпа не воскреснет.

На холодный пустой вагон
Наш ответ — тяжесть фляжки в сумке.
Наших текстов боится огонь,
Но дожди стирают рисунки.

Кольцам снится морское дно,
В тишине алых губ кораллов.
Этой армии всё смешно,
Даже смерть своих генералов.

Услыхав про потерю бойца,
На привале солдат смеётся.
Нерпа видела подлеца,
Но решила что обойдётся.

Свет приходит с далёких гор
И в закате спит, пламенея.
Люди строят монетный двор,
Дальновидные, им виднее.

Ну а песня — всего лишь песня
И дрессированная нерпа не воскреснет.
Не воскреснет никогда.

Слёзы чёрного тигра

В моем расплывчатом саду коты играют в чехарду,
Медведь коала призван наблюдать.
Туман над взлётной полосой пропитан мёдом и росой,
Но всё равно придётся улетать.

У самолета два крыла; ты ничего не сберегла —
Нам не бродить в полях, разрезанных комбайном.
Полей принципиально нет, мы запечатали в конверт
И отправляем в неизбежность нашу тайну.

Слёзы чёрного тигра проступают сквозь титры,
Снежные зебры нежности падают вниз.

Мой путь, как прежде, на закат — летят навстречу сто Гекат
Я сильно пьян, мне снова не найти штурвала.
Ты говорила: фейерверк, но мишки сдохли, свет померк —
Мы были просто отголоском карнавала.

Глоток; в ушах играет ska, в иллюминаторах тоска —
Мне надоело быть пилотом самолета.
Но слышен шорох перемен; я приземляюсь — город Н.,
Где в каждом доме просто адская забота.

Слёзы чёрного тигра проступают сквозь титры,
Снежные зебры нежности падают вниз.

Так что я вижу Южный крест. Темно, в гостиницах нет мест;
Кругом валяются сердца и их осколки.
Иду — погоня за спиной. Тот переулок — стороной.
Здесь на прохожих нападают мышеловки.

Какой, однако, городок! В метро на выходе сурок,
На тонких уровнях кусает росомаха
Сюдя я больше ни ногой, мне нужен городок другой.
Где мой билет до станции Амаха?

И прямо с экрана —
Слёзы чёрного тигра проступают сквозь титры,
Снежные зебры нежности падают вниз.

Был хэппи энд да вот он, yes — я повстречал её вот здесь,
У Главпочтамта за трубой водосточной.
У нас всё общее: и тень, и жизнь длиною в целый день,
И в этой жизни всё красиво и непрочно.

И каждую секунду —
Слёзы чёрного тигра проступают сквозь титры,
Снежные зебры нежности падают вниз.

Слёзы чёрного тигра проступают сквозь титры,
Снежные зебры нежности — вниз!

Корректировка реальности

Тает в дали исчезающая кибитка,
След её, словно блеск драгоценного слитка.
Кажется всё это было и будет не раз.
Корректировка реальности лунного луга,
Стрелка от снежного барса до белого юга.
Я напишу тебе самый короткий рассказ.

В день десантника не вспоминай о десанте,
А вспоминай о своей прекрасной инфанте.
Мир раскрывает зонты в летаргических пятнах,
Квант пустоты остаётся в прощальных объятиях.

Одинаковый город молча несёт своё Нет
Да, всё это так, но сквозь чёрные-чёрные дыры
К нам проникает небесный серебряный Squirrel,
Распорядитель пришедшего танца планет.

В день шахтёра вы вспомнили про шахтёра,
А надо бы сделать наколку «крест и знак Зорро»
Ну так сфига ли ребята вы долго лабали в подвале?
Ездили стопом на блядские фестивали.

Проводили личную жизнь на любом этаже.
И заперли сами себя в неcгораемом сейфе.
Знаем мы вас, мы смеёмся над вами, как эльфы.
Вы существуете, разве что, в воображе...

В день милиции не вспоминай о милиции,
А вспомни-ка о своей прекрасной Летиции.
Ну и в последний момент мы слышим сигнал в телефоне,
Словно диверсия радости в шахматном поле.

Разом смешались ряды деревянных фигур.
Это кот появился на поле и спутал все карты.
Мамонты вместо слонов, вместо пешек - мутанты.
Так началась революция mon amour.

В день гнева не будет гнева, дыма, огня,
А буду один только я - вспоминай про меня.

В день десантника не вспоминай о десанте,
В день шахтёра вы вспомнили про шахтёра,
В день милиции не вспоминай о милиции,
А вспоминай про меня, вспоминай про меня.