(2007) Пояс верности - Эльд

  1. Черепаха
  2. Кольцевая
  3. Накипь смутного времени
  4. Земля мертвецов
  5. Заморозки
  6. Вертится Земля
  7. Радуга Вавилона
  8. Кэтлэнд
  9. Песня про интернет
  10. Ленивец-ревнивец
  11. Нет такого зверя
  12. Прах к праху
  13. Як-истребитель

Черепаха

Сверкает планета-Анета боками из зла и злата.
И в каждом моём моменте — секунды, те же стигматы.
Стальные канаты нервов уходят в меридианы,
И лапы хвойных веток роняют свои медианы.

Когда умирают боги, о них остаётся память.
Когда умирают люди, они часто дохнут как твари!
Когда умирают звери, их тени сходятся в крестик.
Когда умирает верность, то любой вариант уместен.

Смотри, черепаха — панцирь горой,
Несёт на себе весь шар земной.
Движется медленно, тихо ползёт,
Всех нас знает на перечёт.

Расплывчатые пейзажи моих непонятных улиц.
Мы жили, однажды даже на краю рассвета проснулись.
Вы спросите чьё-либо мнение, на что это было похоже?
Вербное воскресение и заброшенный храм в Камбодже.

Ну а здесь в ледниковой зоне, где не слышно звёздной подсказки.
Не выглядит моветоном смешать остальные краски.
Клумбы, могилы, клубы, вниз брошенные одежды
И кровь растворяет кубик, кубик моей надежды.

Смотри, черепаха — панцирь горой,
Несёт на себе весь шар земной.
Движется медленно, тихо ползёт,
Всех нас знает на перечёт.

И вот так всё происходило на одной из мельчайших родин
Любимый герой — «Годзилла», любимое слово — «Сходим!»
Глоток Земфиры — там литий и опять прибиваться к стаям.
Планета-Нета не видит, не чувствует и не знает.

Рок-группа составит райдер, в гитару воткнётся штекер,
Пойдёт в лобаз гастарбайтер, его прикончит штрейхбрейкер
Уснёт над тобою Космос и в мангровой роще панда
Cопит антрацитовым носом, теряя след Чайлд-Роланда.

Смотри, черепаха — панцирь горой,
Несёт на себе весь шар земной.
Движется медленно, тихо ползёт,
Всех нас знает на перечёт.

На панцире правды несёт тяжкий груз.
Там долг и любовь заключили союз.
Она любит реки, фьёрды, моря
И даже такого парня, как я...

И ещё раз — вот вам аллеи, растерянные в дороге,
Где от ненависти стекленея шли мои носороги,
шли мои крестоносцы, теряя копья и шлемы.
Мир решил все проблемы, оставив одни лишь вопросы.

Огненный остров Коньково и ни одного силуэта.
Клёво? Конечно клёво! И я всем благодарен за это.
Одна по среди зоопарка, один на фоне зверинца,
Вторая и третья арка, перерезанные границей...

Вау!

Кольцевая

Корабли уплывут на кленовый восход
Ты ударишь меня как в подернутый лёд
И на ярмарке красок не будет теней
Каждый луч под дождем станет ал
Цирк уехал и клоуны бродят кругом
Телефонный звонок прогремит мотыльком
Мотыльком что разбился в нордическом сне
И останется только кристалл

Падай, милый! Падай в свой ад
Вниз по кольцевой на дно!
И пускай где-то бродит на озере Чад
Твой изысканный
Мне все равно!
Мне все равно!

Скажем так, первый день был похож
На Твин Пикс
А второй — на его же
Нелепый ремикс
А на третью неделю Дианы
Сплелись
Как лианы, в смертельный
Клубок
Гобелен, он на то, извини,
И ковер
Чтобы лани попали в загробный
Шатер
И охотник — рок-стар, он стреляет
На бис
И останется только клинок

Падай, милый! Падай в свой ад,
Вниз по кольцевой на дно!
И пускай рассекает на озере Чад
Твой изысканный
Мне все равно!
Мне все равно!

Рикки, Тикки и Тави
И Джекилл и Хайд
Спят в нордическом сне
Пять нормальных ребят
Или трое
Но Троя не катит давно
Разве только что
Под зверобой
Зверобой это взлет
Иногда тротуар
Солнце красит кленовые листья
В нуар
Параллельного мира
Вокзал-теремок
Дракуленок
Вернулся
Домой!

Падай, милый! Падай в свой ад,
Вниз по кольцевой на дно!
И пускай где-то бродит на озере Чад
Твой изысканный
Мне все равно!
Мне все равно!

Какие проблемы
Такие дела
Саламандра раскрыла
Большие крыла
Очевидные, словно бы
No, of course
Параллельные как
Санный след
Эта песня про Землю
И микрорайон
Где минуты тобой
Были взяты в наем
На подернутом льду
Расплывется вопрос
И останется только
Ответ

Падай, милый! Падай в свой ад,
Вниз по кольцевой на дно!
И пускай расссекает на озере Чад
Твой изысканный
А Мне все равно!
Мне все равно!
Мне все равно!
Мне все равно!

Земля мертвецов

Зомби, повешенный прямо в студии "Колокол"
Зомби, погибший в Сахаре от дикого голода
Зомби, узнавший, что мы живем не на облаке
Зомби, забывший куплеты песни "Ворволока"
Зомби, такой элегантный, ну прямо Шон Коннери
Зомби, вонзающий когти в Дженифер Коннели
Зомби, сказавший индусам : "Five minutes only"
И зомби, ничем не известный, но все равно плохо ли?

Политику нельзя съесть!
С политикой нельзя спать!
У нас государство в государстве
И поэтому
Мы будем в нем умирать!
У нас государство в государстве
И мы будем в нем...

Зомби, прошедший кастинг у Сиднея Поллака
Зомби, укравший пластинку Дэвида Боуи
Зомби, загриммированный под Марка Болана
Зомби, которого все принимали за Джоуи
Зомби, Луарвик, искавший в гостинице Олафа
Зомби, стрелявший из ружья в Энди Уорхола
Зомби, вернувшийся к нам со страшного холода
Зомби, потративший на ерунду свою молодость

Эстетику нельзя съесть!
С эстетикой нельзя спать!
У нас государство в государстве
И поэтому
Мы будем в нем умирать!
У нас государство в государстве
И мы будем в нем...

Зомби из политбюро, где Сталин и Молотов
Зомби, пришедший на party, а там был Чарльз Лоутан
Зомби, метавшийся от маркетинга к холдингу
Образованный зомби, читавший Уильяма Голдинга
Зомби-разведчик, по типу Сомерсет Моэма
Зомби, похожий на Путина чем-то, по-моему
Зомби, принявший смерть от руки Хэмпфри Богарта
Зомби, поверьте, ничем не светлее Воланда

Вертится Земля

Кошечки в окошечках, цыплятки в инкубаторах
Вечность ненаглядная, ну что тебе от нас ещё
Иглами проколоты уже все календарики
Остаётся скурвиться и плыть под белым парусом
Лёд, куда уходим мы? Во что тут трансформировать?
Девки мутноглазые здесь строят крепость снежую
Поцелуй был пламенем, но зажигалка кончилась
Флаг над Мелеорою висит в неясном мареве
Годы как лианы, а секунды словно розочки
Горлышки отбитые нацеленные в горлышко нам
Скатерть-самобранка: «Вот консервы из Годзиллы вам!»
Только бы под кольцами Сатурна нам уснуть на час

Только бы не помнить, что вертится Земля

Словно в снегопаде в павильоне ожидания
Реками-рассветами реально растворён в тебе
Белый-белый девственный листок непонимания
Глупый, чтоб писать на нём свои стихотворения
От стихосложения Вселенная сжимается
Самый одарённый умирает во младенчестве
Прочие толкуют про экстаз реализации
И по мёртвой млечности гуляют с кесаревнами
Мыслимо-немыслимо, зато здесь всё осмысленно
Холодно-нехолодно, зато не опалить бровей
Приласкай весна меня, медведями и Гердами,
Скалами, вокзалами да фразой «Мне же некогда»

Только бы не помнить, что вертится Земля

Можно всех предать и быть весёлым и находчивым
Можно всех простить и быть медлительным и вкрадчивым
Кошек семицветных отнести на живодёрку
И при свечах почитывать Акунина и Павича
Было или не было, всё прах, покрытый небылью
Нежность и изменчивость под общим знаменателем
Мяч в игре, в игре с Лилит, в ночном полёте с совами
Равноудалёнными над снежными покровами

Только бы не помнить, что вертится Земля

Манит невозможное коралловыми рифами
Однорукий негр поёт о встрече с аллигатором
Глупый путешественник взорвал страну, где побывал
Песня гениальная, но не в порядке рифмочки
Спросят «Как дела?», а я отвечу «Что вы милые?
Разве вы не поняли, меня уже не может быть!»
Кто не станет ей, тот распадётся на осколочки
Бабушка, скорей продайте мне билет в безмолвие!

Только бы не помнить, что вертится Земля
Главное не помнить, что вертится Земля

Радуга Вавилона

Я работал в цирке дрессированным тигрёнком
Получал три тысячи рублей
И за эти деньги развлекал по воскресеньям
Ребятню и пьяных дембелей
Как-то я под вечер отпросился на рыбалку
Несмотря на дождик и туман
В ближнем Подмосковье я поймал себе русалку
Позже я узнал, что это был самообман

И сколько мы потеряли нельзя рассказать словами
Слова не продашь за деньги и не построишь в колонну
Но северное сияние над нашими головами
Опрокинуло навзничь радугу Вавилона

Мы с моей русалкой не отправимся на пляски
Возле золотого истукана
Танки по Москве как инвалидные коляски
А мы бухаем водку из стакана
Жители кричали, что кругом одни подонки
И смеялись бронебойным смехом
На руках у жителей я видел перепонки
Их морды заросли барсучьим мехом

Весело лететь в преувеличенном кошмаре
Мир сковали каменные латы
Мёртвый как известно не нуждается в гитаре
Мёртвому не нужен медиатор
Да и вряд ли кто пойдёт за просто так греметь цепями
Неблагожелательных сюрпризов
Храбрый новый мир поймал магнитными когтями
Родины моей стеклянный вызов

Но сколько мы потеряли нельзя рассказать словами
Слова не продашь за деньги и не построишь в колонну
Но северное сияние над нашими головами
Опрокинуло навзничь радугу Вавилона

А Вавилон не падает!

Кэтлэнд

В рыбьей крови меченные атомы
Пил Рыбьяков с мистиками запада
Пил целый литр, но это дело личное
Фантасмагория красным и коричневым
Если ты крут, почему всё умножается?
Предки орут, мать-природа улыбается
Стук каблуков — то идёт весна весенняя
Уничтожая надежду на спасение

Хэппи-энд по дороге в Кэтлэнд!

Итак, белый январь плюётся жидким оловом
Странная тварь приснилась Спиридонову
Рвётся-хрипит прямиком в объятия
Для тебя спирт, для меня противоядие
Шёл Росляков и нашёл верёвочку
Сколько витков сразу на осколочки
Сколько волков, никакого нечета
А смерти нет — будет завтра вечером

В рыбьей крови меченные атомы
Шил Третьяков зверя шестилапого
Выгнал во двор, думал — будет весело
Но здесь папа-Ростов, царство равновесия
Здесь лунная пыль — банзай, Россия-матушка
Масла бутыль ты купи мне, Аннушка
Там идёт трамвай, мы когда-то бегали
Солнечный край, лучше б тебя не было

И в рыбьей крови меченные атомы
Битва любви с лунными сонатами
Битва дорог с мелкими тропинками
Битва снегов с крохотными льдинками
Крылья свои распростёрла ноченька
Молниями ставит многоточия
Точки над i и над каждой литерой
Мой алфавит, шрифт мой удивительный

Inmost light по дороге в Кэтлэнд
Inmost night по дороге в Кэтлэнд
Inmost end по дороге в Кэтлэнд

Песня про интернет

Родное Подмосковье не знает Кэри Гранта
Сиамка Холли Молли, предчувствие инфаркта
Киношники и критики маньячат в разных залах
Два мира, две политики — ты правильно сказала
Что никакого интернета нет

Не будет комплимента ни Сцилле, ни Харибде
Ко мне идут два мента, быки в моей корриде
В шинелях цвета пыли, совсем не виртуальные
Но место им в могиле, под кроной нашей пальмы
Где никакого интернета нет

Нету никакого интернета
Только кровоток по венам лета
Только запах солнца на ладони
У моей расчувствованной сони
Запах солнца — верная примета
Нету никакого интернета

Среди пустого вельда, кишащего мышами
Сидит сиамка Зельда и хлопает ушами
Сидит сиамка Зельда среди пустого вельда
Даёшь стакан портвейна для рыцаря из Эльда
Где никакого интернета нет

Взяв плату материнскую доедьте до Минска
И живо там запишете два очень жёстких диска
Компьютеры устали и ждут когда же вирус
А мы сперва бухали, а после отрубились
И никакого интернета нет

Прах к праху

На брейгелевском Икаре
Видно, как мир завершен
Помнишь, когда гуляли
Лесами, лишенными крон?
Было сердцебиение
По счету на три нуля
И странное ощущение
Что под сапогами земля
Так друг от друга устали
Что больше не устаем
Память уходит в память
Укутывая ее
В белый саван тумана
В котором было легко
Рупия там или ана
Водка ли, молоко

Хэй, хэй! Пепел к пеплу
Хэй, хэй! Прах к праху
Моя Артемида с серебряным луком
Застрелила мою росомаху

Танцы на красных льдинах
Пентхаус льда и огня
Не было и впомине
Никого в контексте меня
Не было и в проекте
Горизонтов, несущих мрак
И твои корабли на рейде
Утверждали, что все будет так
А было: кэптэн забрался на мачту
И проклял весь белый свет
Двенадцать приказов команде
Которой в сущности нет
Так нет принцесс в Авалоне
Нет ни чаю, ни табаку
Там — смерть и любовь в Сайгоне
Здесь — все в собственном соку!

Хэй, хэй! Пепел к пеплу
Хэй, хэй! Прах к праху
Моя Артемида с серебряным луком
Застрелила мою росомаху

Зайди в телефонную будку
Скажи, чтоб закрыли дверь
Чтобы не достучались
Сквозь миллионы эр
Чтобы в космической стуже
Замер весь сантимент
И прыжок, чтоб не было хуже,
В красноречие белых лент
В разноцветную клетку
Да в панораму дорог
Это цветы из дыма, детка,
И от них величайший прок
С букетиком дымных соцветий
Как последний апач
Я знаю, I need you so much исключительно
to have nothing to touch

Хэй, хэй! Пепел к пеплу
Хэй, хэй! Прах к праху
Моя Артемида с серебряным луком
Застрелила мою росомаху

Башня слоновой песни
Спрятанная красота
Снова и интересней
Я целую кровь ее рта
Мимо случайных сплетниц
Держащих над космосом верх
Орган экспланад и лестниц
Безусловно хватит на всех
И пламя Святого Эльма
Каждый второй уикэнд
И катер входящий в Эллинг
Как будто бы в Нэвэрлэнд
И осень, и воздух сонный,
Бросающий листья в бой
Да все это просто купоны, дарлинг,
Анулированные тобой!

Хэй, хэй! Пепел к пеплу
Хэй, хэй! Прах к праху
Моя Артемида серебряным луком
Пристрелила мою росомаху
Моя Артемида с серебряным луком
Застрелила мою росомаху