(2007) Концерт памяти А.Непомнящего

  1. Мир по определению не трагичен
  2. Девочка из гештальта
  3. Станционный смотритель
  4. Ватерлоо
  5. Аккордеон
  6. Так плавятся тигры
  7. Як-истребитель
  8. Сын Земли
  9. Кровь тополей

Ватерлоо

Идущие на смерть приветствуют тебя
Шампанское взлетит похмельной пулей в небо
Какой сегодня день? И ты увидишь тень
Кошмарный силуэт жилого небосклепа
Идущие на смерть приветствуют тебя
Бессонницы твои и серебро и злато
Семь жизней на краю и птицы прилетят
Под радиоудар, под радиоудар московского набата

Так счастья, любви, всех благ вам, овечки Долли
Честное слово. Мир, как мы его знали, подходит к концу
Ватерлоо

Идущие на смерть приветствуют тебя
Зелёные глаза стремятся к жёлтым шторам
В ловушке желтых штор ты заменяешь шторм
Трассирующий взгляд ???
Идущие на смерть приветствуют тебя
At what's about love? And what's about weather?
Глупейший сурикат — взираешь на закат
Подонок и поэт, микрорайонный Цезарь

И счастья, любви, всех благ вам, овечки Долли
Честное слово. Мир, как мы его знали, подходит к концу
Ватерлоо

Идущие на смерть приветствуют тебя
И точка будет там, где раньше запятая
Бескрайние снега, финал один: recall!
Разбитые войска коньковского Шанхая
Тридцатый с лишним раз приветствуют тебя
В неведомое им невидимое лето
Лишь в солнечных часах на южных полюсах
Мелькают каблуки, сверкают плавники амфибии Джульетты

Счастья, любви, всех благ вам, овечки Долли
Честное слово. Мир, как мы его знали, подходит к концу
Ватерлоо

А где-то за чертой чертог потерян твой
Классический союз — сближение туманов
Не обретет конвой цветы на мостовой
И в призрачных сердцах одни меридианы
Отчаянный матрос получит iron cross
А женщина-оса — обетованный улей
Доверчивый и злой — присыпь свой рай золой
Шампанское летит, шампанское летит к тебе похмельной пулей

Ну и счастья, любви, всех благ вам, овечки Долли
Честное слово. Мир, как мы его знали, подходит к концу
Ватерлоо

Аккордеон

Над Ойкуменой нелюбви
Снега зажгли свои глаза
Они просили подождать,
Но ничего не отменить.
Парнишка получил зарплату,
Думал: быть или не быть —
Котам зерна, сестре свистульку,
А себе — портвейн «Кавказ»
Он шел по городу, смеялся
Вслед асфальтовым каткам,
Вслед палачам-пенсионерам,
Пусть умрут в мой взлётный день.
Он ухмылялся вслед тусовке,
Что ни особь - просто клад,
Что ни певец, то Фридрих Ницше,
И с Мисимой во главе.

Последний год,
Когда играл аккордеон

Какая солнечная смерть
За каждым новым витражом
Какая сладкая фиеста
В каждой капельке росы.
Твоя невеста в алом платье
Из нейлоновых сетей.
За перерезанною лентой —
Ойкумена нелюбви.
Твоя невеста спит в витрине,
Рядом новый поворот.
Её разбудят лишь за тем,
Чтоб принести путевку в ад.
Так что какая тут свистулька,
У сестрёнки выходной.
Когда всё так, Кавказ — равнина
Напои меня, река!

Последний год,
Когда играл аккордеон

Где-то слева, там, где сердце
Край запретки весь в цветах,
И разворачивает демон
Интермедию стекла.
В зверинце нету муравьеда,
Не пошел в поход Мальбрук,
И нашим лазерным лучам
Знакомо слово «обречен»
Пусть твои плечи ждут сквозь свитер
Сквозь матерчатый скафандр
Нас с малых лет учили жизни
Нет — мы выбрали любовь.
И даже лабиринт закрыт,
Коты остались без зерна.
Нас всех клонировали в полночь
Доброй ночи, милый клон.

Последний год,
Когда играл аккордеон.